Рос­сия и ВТО: про­дол­же­ние диа­ло­га

03/2017

2 марта 2017 года, после нашего последнего выпуска новостного бюллетеня, посвященного членству России во Всемирной торговой организации, была сформирована новая панель арбитров для рассмотрения жалобы с участием Российской Федерации. Решение о создании панели было принято после подачи Украиной жалобы на введенные Российской Федерацией ограничения на импорт железнодорожного оборудования.

По факту, в 2017 г. Россия продолжила диалог с партнерами по ВТО в отношении семи споров:

  • Апелляционный орган ВТО отклонил* большую часть российских требований в рамках апелляционной жалобы в связи с запретом на ввоз живых свиней и свинины из ЕС (мы уже сообщали о данном запрете в нашем предыдущем новостном бюллетене);
  • Россия подала апелляционную жалобу на решение арбитров о признании части требований по иску ЕС к Российской Федерации в отношении российских антидемпинговых пошлин на легкие коммерческие автомобили (далее – «LCV»);
  • сформирована панель арбитров для рассмотрения иска РФ к Украине в отношении антидемпинговых пошлин на экспорт нитрата аммония в Украину;
  • сформирована панель арбитров для рассмотрения иска Украины к России в отношении ограничений на импорт железнодорожного оборудования;
  • сформирована панель арбитров для рассмотрения иска России к ЕС в отношении методологии корректировки стоимости и расширения антидемпинговых мер, введенных на импорт сварных труб;
  • Украина обратилась с ходатайством о формировании экспертной комиссии для рассмотрения ее исков к России в отношении ряда ограничений на транзит украинских товаров; и
  • Россия направила запрос на проведение консультаций с ЕС в связи с антидемпинговыми мерами, накладывающими ограничения на российский импорт холоднокатаного листового проката.

Жалобы РФ в отношении мер, направленных на ограничение экспорта холоднокатаного листового проката, сварных труб, а также нитрата аммония, в существенной степени схожи со спорами по импорту свинины и LCV, по которым ВТО на данный момент не вынесла решений в пользу России. Так, исход разбирательств по искам российской стороны представляется вполне предсказуемым.

Помимо торговых споров, Россия недавно начала подготовку к переговорам о присоединении к Соглашению о государственных закупках (далее – «СГЗ»)

Ниже приводится описание основных вопросов по каждому из указанных выше споров, а также общая информация о СГЗ.

Апелляция на решение о ввозе свинины

23 февраля 2017 Апелляционный орган ВТО отклонил* большую часть российских требований в связи с признанием незаконным запрета на импорт Россией живых свиней, свинины и других продуктов свиноводства (WT/DS/475*). При этом Апелляционный орган внес изменения в несколько формулировок арбитров в части толкования положений статьи 6 Соглашения о применении санитарных и фитосанитарных мер (далее – «Соглашение по СФМ»).

Как мы отмечали в нашем предыдущем Новостном бюллетени, в своем заключении арбитры пришли к выводу, что запрет на поставки свинины из стран ЕС без соответствующей оценки риска и учета территориального распространения африканской чумы свиней (далее – «АЧС») противоречит стандартам Всемирной организации по охране здоровья животных и нарушает статью 3 Соглашения по СФМ.

Россия в своей апелляционной жалобе* ссылается на то, что положения двусторонних ветеринарных сертификатов Россия-ЕС, ранее согласованных с членами ВТО, не могут рассматриваться в качестве национальных санитарных и фитосанитарных мер, приписываемых Российской Федерации, в связи с чем не подпадают под положения Соглашения по СФМ. Апелляционный орган отклонил* эти возражения, отметив, что мера, приписываемая России, заключается в введении запрета на импорт указанной продукции из ЕС, и не имеет значения, на основании чего было принято данное решение. Кроме того, тот факт, что указанные ветеринарные сертификаты были согласованы до вступления России в ВТО, не изменяет содержания обязательств России по статье 6 Соглашения по СФМ, которые являются обязательствами длящегося характера и требуют приспособления санитарных и фитосанитарных мер к региональным характеристикам.

Россия также обжаловала вывод арбитров о том, что ЕС в соответствии со статьей 6.3 Соглашения по СФМ представил все необходимые доказательства, объективно демонстрирующие, что территории стран-членов ЕС – в частности Литвы, Польши, Латвии и Эстонии – являются зонами, свободными от АЧС, и, по всей вероятности, останутся таковыми. Аргументы российской стороны в этой части так же были отклонены.

При этом Апелляционный орган признал ошибочными выводы арбитров по интерпретации статей 6.1 и 6.2 Соглашения по СФМ. Так, российская сторона обжаловала заключение арбитров о том, что Россия, в нарушение статьи 6.1, не адаптировала свои санитарные и фитосанитарные меры в отношении свободных от АЧС зон в Латвии. ЕС же обжаловал выводы арбитров в части, что Россия, в соответствии со статьей 6.2, признает концепцию зон, свободных от вредителей или заболеваний, и зон с незначительной распространенностью вредителей или заболеваний применительно к АЧС. В обоих случаях Апелляционный орган принял возражения сторон и изменил формулировки панели арбитров, что при этом не повлияло на содержательную сторону решения.

В Минэкономразвития России прокомментировали, что российская сторона намерена «имплементировать данное решение для приведения в соответствие с требованиями ВТО мер, конфликтующих с правилами организации». В частности, в Министерстве отметили, что России и ЕС надлежит пересмотреть упомянутые двусторонние ветеринарные сертификаты.

Интересным представляется тот факт, что решение Апелляционного органа ВТО практически не повлияет на ситуацию с поставками свинины из ЕС в Россию, поскольку все еще действует продуктовое эмбарго, объявленное Россией в августе 2014 года в ответ на санкции ЕС.

Решение по LCV

27 января 2017 панель арбитров ВТО выпустила неоднозначный доклад (WT/DS479/R*) в отношении российских антидемпинговых пошлин на LCV, в котором установила несоответствие пошлин ряду положений Генерального соглашения по тарифам и торговле 1994 г. (далее – «ГАТТ») и Соглашения по применению статьи VI ГАТТ (далее – «Антидемпинговый кодекс»).

Пошлины в отношении LCV, произведенных в Турции, Германии и Италии, были введены Решением Коллегии Евразийской экономической комиссии (далее – «ЕЭК») от 14 мая 2013 г. № 113 с 14 июня 2013 г. сроком на пять лет одновременно на территории всех государств-членов ЕАЭС (Россия, Белоруссия, Казахстан, Армения, Киргизия). Пошлины распространяются на моторные транспортные средства с массой от 2,8 до 3,5 тонн, объемом двигателя до 3 литров и кузовом типа «фургон», предназначенные для перевозки грузов весом до 2 тонн или для комбинированных перевозок грузов и пассажиров. Размер пошлины в отношении автомобилей из Германии составил 29,6% от таможенной стоимости, из Италии – 23%, из Турции – 11,1%. Данные меры затронули интересы многих европейских автопроизводителей.

Евросоюзу не удалось доказать необоснованность антидемпинговой меры как таковой: подавляющую часть предъявленных Евросоюзом претензий арбитры нашли несостоятельными. Так, из 31 заявленных истцом «нарушений» обоснованными признаны только девять. Арбитры ВТО удовлетворили претензии ЕС в части несоответствий нормам ВТО отдельных аспектов антидемпингового расследования.

В частности, арбитры согласились с доводами ЕС о том, что Департамент защиты внутреннего рынка ЕАЭС (далее – «ДЗВР») необъективно определил «отечественную индустрию», взяв в расчет только одного производителя, поставляющего на внутренний рынок около 87% продукции, в результате чего был неверно рассчитан ущерб, наносимый отечественной отрасли. Кроме того, в нарушение статей 3.1 и 3.2 Антидемпингового кодекса, при анализе влияний на внутренние цены не был учтен эффект финансового кризиса. Наконец, ДЗВР не принял в расчет переизбыток мощностей по выпуску LCV в России, который на тот момент в семь раз превышал объем российского рынка. Арбитры также нашли, что ДЗВР нарушил ряд процедурных обязательств, относящихся к обращению с информацией, полученной в ходе расследования, необоснованно скрывая ее от заинтересованных сторон.

Не согласившись с отдельными выводами арбитров, 20 февраля 2017 российская сторона обжаловала* решение в Апелляционный орган ВТО. Как правило, срок рассмотрения апелляционной жалобы в ВТО не превышает 60 дней с момента подачи заявления, но в исключительных случаях может быть продлен до 90 дней. Апелляционный орган готовит отчет в закрытом заседании на основании представленных сторонами документов и вправе подтвердить, изменить или отменить решение панели арбитров. Отчет Апелляционного органа является окончательным и обязательным для сторон, если только Орган по разрешению споров ВТО единогласно не проголосует против утверждения отчета в течение 30 дней с момента его направления сторонам.

Иск РФ к Украине в отношении антидемпинговых мер относительно нитрата аммония

2 февраля 2017 по инициативе РФ была сформирована панель арбитров после того, как консультации с Украиной по антидемпинговым пошлинам на импорт нитрата аммония не увенчались успехом (WT/DS493/1*). Россия заявляет, что Украина нарушила нормы ВТО при проведении пересмотра в связи с истечением срока действия мер и промежуточного пересмотра мер с последующим принятием решения о продлении срока действия пошлин.

В мае 2008 года Украина ввела антидемпинговые меры на основании Решения № AD-176/2008/143-47 Межведомственной комиссии по международной торговле от 21 мая 2008 года «О применении окончательных антидемпинговых мер относительно импорта в Украину нитрата аммония происхождением из Российской Федерации» в редакции Решения № AD-245/2010/4403-47 от 25 октября 2010 г.

Затем Украина инициировала пересмотр в связи с истечением срока действия мер (24 мая 2013 г.) и промежуточный пересмотр мер (2 июля 2013 г.) на основании Решения № AD-294/2013/4423-06 Межведомственной комиссии по международной торговле и Решения № AD-296/2013/4423-06 Межведомственной комиссии по международной торговле, соответственно. По результатам данных процедур было принято решение о продлении срока действия антидемпинговых мер по импорту в Украину нитрата аммония происхождением из Российской Федерации на пять лет, начиная с 8 июля 2014 года (см. Решение № AD-315/2014/4421-06 Межведомственной комиссии по международной торговле от 1 июля 2014 г.)

Россия заявляет о нарушениях ГАТТ и Антидемпингового кодекса в трех основных областях: нарушение процедуры расследования и раскрытия информации, нарушение в отношении методологии корректировки стоимости и неправильное определение ущерба. По мнению российской стороны, такие нарушения сводят к нулю выгоды, предусматриваемые указанными документами.

Во-первых, что касается жалобы на несоблюдение процедуры расследования, Россия утверждает, что, помимо прочего, при проведении пересмотра в связи с истечением срока действия и промежуточного пересмотра мер Украина не предоставила российским экспортерам и производителям возможность в полной мере защитить свои интересы, не раскрыла необходимую информацию о процедуре принятия решений или об основаниях для принятия решений, а также при принятии решений не учла все соответствующие доказательства и не проинформировала российских экспортеров и производителей о причинах отказа в принятии доказательств и не предоставила им возможность дать дополнительные разъяснения.

В целом российская сторона заявляет, что пересмотры были инициированы без предъявления подтвержденных доказательств необходимости таких пересмотров.

Россия утверждает, что несоблюдение процедуры нарушает различные положения статей 5.8, 6.1, 6.2, 6.4, 6.5.1, 6.8, 6.9, 11.1, 11.2, 11.3, 12.2 и 12.2.2, а также пунктов 3, 5 и 6 Приложения II Антидемпингового кодекса.

Так, в своих исках российская сторона заявляет, что любые меры, применяемые по результатам пересмотров, противоречат положениям статей 1 и 18.1 Антидемпингового кодекса и статьи VI ГАТТ, запрещающим применение каких-либо антидемпинговых мер, кроме предусмотренных указанными документами.

Во-вторых, Россия считает, что были допущены ошибки при расчете демпинговой и нормальной стоимости товаров. Так, российская сторона утверждает, что при определении демпинговых цен Украина не провела сравнительный анализ экспортной цены нитрата аммония происхождением из РФ, и цены аналогичной продукции, предназначенной для использования в России. Российская сторона также заявляет, что при определении нормальной стоимости аммиачной селитры Украина (среди прочих ошибок) не учла продажи на внутреннем рынке, которые должны были быть учтены, поскольку представляли собой продажи аналогичного товара при обычном ходе торговли, и отказалась принимать во внимание данные бухгалтерской отчетности российских производителей, несмотря на то, что учет осуществлялся в соответствии с правилами бухгалтерского учета, общепринятыми в стране происхождения. Таким образом, Украина допустила ошибку при расчете нормальной стоимости.
Российская Федерация утверждает, что эти (и другие) меры нарушают положения статей 2.1, 2.2, 2.2.1, 2.2.1.1, 2.4, 11.1, 11.2 и 11.3 Антидемпингового кодекса.

И, наконец, российская сторона заявляет, что Украина неправильно определила ущерб, поскольку не учла все относящиеся к делу факторы, влияющие на состояние отечественной индустрии, и, вместо этого, полагалась только на предположительно демпинговый импорт. Оценка влияния таких предположительно демпинговых цен на цены на внутреннем рыке не была основана на прямых доказательствах.

Россия заявляет, что указанные нарушения противоречат положениями статей 3.1, 3.4, 3.5, 11. 1, 11.2 и 11.3 Антидемпингового кодекса.

Теперь, когда панель арбитров была сформирована, сторонам будут назначены сроки для представления письменных заявлений. По правилам процедуры ВТО, рассмотрение дела может занять от трех до девяти месяцев.

Иск Украины к России в отношении ограничений на импорт железнодорожного оборудования

2 марта 2017 г ВТО подтвердила* создание панели арбитров после рассмотрения соответствующего запроса* Украины от 10 ноября 2016 г. Украина подала* в ВТО запрос 21 октября 2015 г. на проведение консультаций в отношении мер, наложенных Россией на импорт определенного железнодорожного оборудования и комплектующих из Украины (WT/DS499/1*), однако последовавшие консультации не привели к разрешению спора. В своем иске Украина ссылается на определенную практику и технические регламенты, которые, по ее мнению, фактически запрещают импорт железнодорожного оборудования из Украины в Россию.

15 июля 2011 года Комиссия Таможенного союза одобрила Решение № 170 о принятии Технических регламентов № 001/2011, № 002/2011 и № 003/2011, которые устанавливают нормы безопасности и технические требования в отношении определенного железнодорожного оборудования к выпуску в обращение на рынке. Указанные технические регламенты должны были вступить в силу через три года, т.е. 2 августа 2014 года, после чего должна была применяться новая процедура оценки соответствия (далее – «Сертификаты»). Однако, 2 декабря 2013 года Коллегия евразийской экономической комиссии внесла в указанное решение изменение, добавив переходный период, действующий до 1 августа 2016 года. В течение указанного переходного периода Сертификаты, выданные до 2 августа 2014 года, должны были считаться действительными.

Украина заявляет, что. несмотря на это. с 2014 года Россия приостановила действие Сертификатов, выданных украинским производителям в Украине в соответствии с ранее действующей процедурой, и не дала разрешение на получение Сертификатов в России в соответствии с новой процедурой. Россия также отказалась признавать Сертификаты, выданные украинским производителям по новой процедуре в Казахстане и Белоруссии, мотивируя свой отказ тем, что один из технических регламентов, составляющих основу для нового режима (Технический регламент № 001/20112), применяется только к товарам происхождением из других стран-участников Таможенного союза.

В результате, был установлен фактический запрет импорта железнодорожного оборудования ряда украинских производителей, что привело к сокращению объемов экспорта соответствующих товаров из Украины в Россию (1,7 млрд. долл. США в 2013 году, 600 млн. долл. США в 2014 году и всего 110 млн. долл. США в 2015 году).

Украина заявляет о 10 нарушениях соглашения по техническим барьерам в торговле от 1994 г. (далее – «Соглашение по ТБТ») и ГАТТ. В своих доводах украинская сторона ссылается на то, что в результате применения указанных практик и мер украинским товарам был предоставлен менее благоприятный режим, чем тот, который предоставлен аналогичным товарам отечественного происхождения или товарам из других стран, в нарушение положений статей 5.1.1 и 2.1 Соглашения по ТБТ и статей I:1 и III:4 ГАТТ.

В иске также указывается, что своими действиями Россия установила ограничения, отличные от «пошлин, налогов или других сборов», разрешенных статьей XI:1 ГАТТ, которые распространяются на украинские товары, но не на товары из других стран, что противоречит положениям статьи XIII:1 ГАТТ. В нарушение статьи X:3(a) ГАТТ указанные меры, по мнению Украины, не применяются единообразным, беспристрастным и разумным способом.

Украина также заявляет о различных процедурных нарушениях Соглашения по ТБТ в части требований, установленных импортером (Россией) в отношении информации, несоблюдении порядка и требований к информированию заявителя в ходе рассмотрения заявки на получение Сертификатов, в частности статей 5.2.2 и 5.2.3.

И, наконец, Украина заявляет, что процедуры оценки соответствия применялись Россией с целью создания излишних препятствий для международной торговли, что противоречит статье 5.1.2 Соглашения по ТБТ.

После формирования панели арбитров сторонам будут назначены сроки для представления письменных заявлений. По правилам процедуры ВТО, рассмотрение дела может занять от трех до девяти месяцев.

Сформирована панель арбитров для рассмотрения иска России к ЕС в отношении методологии корректировки стоимости и расширения антидемпинговых мер, введенных на импорт сварных труб

16 декабря 2016 года ВТО объявила о предстоящем формировании панели* арбитров для рассмотрения иска России к ЕС в отношении методологии корректировки стоимости и расширения некоторых антидемпинговых мер на импорт из России сварных труб из чугуна или нелегированной стали. Россия обратилась с ходатайством о формировании панели арбитров (WT/DS494/4*) 7 ноября 2016 года после двух неудачных раундов консультаций. Россия считает, что основополагающие принципы в методологии ЕС противоречат правилам ВТО, а также оспаривает как способ пересмотра ЕС своих действующих антидемпинговых мер на импорт труб для расширения их применения, так и способ применения этих мер на практике.

Россия оспаривает соответствие «как таковое» Антидемпинговому кодексу определенных аспектов статьи 2(3) и статьи 2(5) Регламента Совета (ЕС) № 1225/2009 от 30 ноября 2009 г.* (далее – «Регламент»), а также определенной методологии корректировки стоимости, используемой ЕС в антидемпинговых процедурах.

В частности, Россия утверждает, что методы определения «нормальной стоимости» аналогичного товара, предусмотренные в статьях 2(3) и 2(5) Регламента, не соответствуют положениям Статей 2.2.1.1 и 2.2 Антидемпингового кодекса, поскольку: (i) они предусматривают, что при использовании издержек производства в стране происхождения эти цены должны быть репрезентативными в большем числе ситуаций, чем предусмотрено в Антидемпинговом кодексе; (ii) они расширяют основания для использования альтернативных методов определения нормальной стоимости по сравнению с предусмотренными Антидемпинговым кодексом и статьей VI ГАТТ; и (iii) они предусматривают использование других затрат, помимо «издержек производства в стране происхождения», при определении нормальной стоимости в определенных обстоятельствах, не гарантируя, что такие скорректированные или установленные издержки представляют собой издержки производства в стране происхождения.
В отношении методологии корректировки стоимости Россия оспаривает методологию ЕС по исключению учтенных экспортерами затрат на том основании, что они являются «искусственно или аномально низкими» из-за утверждаемых «искажений» или «рыночных препятствий», а также по замене или корректировке этих затрат с учетом «репрезентативных рынков», не затронутых такими «искажениями» или «рыночными препятствиями». Россия утверждает, что методология не соответствует статьям 2.2.1.1 и 2.2 Антидемпингового кодекса, поскольку она позволяет ЕС: (i) не принимать во внимание затраты экспортеров, которые учитываются в соответствии с общепринятыми процедурами бухгалтерского учета в стране происхождения; (ii) использовать затраты, отличные от издержек производства или себестоимости реализации в стране происхождения (обоснованно отраженные в учете экспортером или производителем в соответствии с общепринятыми принципами бухгалтерского учета в стране происхождения).

Россия, в частности, выдвинула возражения против мер, фактически принятых ЕС в связи с антидемпинговыми мерами в отношении импорта некоторых видов сварных труб из чугуна или нелегированной стали, импортируемых из России.

19 декабря 2008 года ЕС ввел такие антидемпинговые меры (Регламент Совета (EC) № 1256/2008*). 27 января 2015 года в результате пересмотра в связи с истечением срока действия мер ЕС продлил срок действия этих мер еще на пять лет (Исполнительный регламент Комиссии (ЕС) 2015/110*).

Россия утверждает, что решение о продлении этих мер не соответствует статьям 2.2.1.1, 2.2.1 и 11.3 Антидемпингового кодекса, поскольку при применении критерия обычного хода торговли ЕС не смог рассчитать издержки производства сварных труб и использовал альтернативные затраты, которые не соответствовали применимому требованию к расчету издержек производства.

После формирования панели арбитров сторонам будут назначены сроки для представления письменных заявлений. По правилам процедуры ВТО, рассмотрение дела может занять от трех до девяти месяцев.

Иск Украины к России в отношении ограничений на транзит товаров

9 февраля 2017 г. украинская сторона обратилась с требованием о формировании панели арбитров (WT/DS512/3*) в связи с «многочисленными ограничениями», введенными на транзит украинских товаров через территорию России в третьи страны (WT/DS512/1*). Указанное обращение последовало после не увенчавшихся успехом консультаций с Россией, запрошенных Украиной 14 сентября 2016 года. В своем иске Украина указывает на незаконность двух групп мер, принятых Российской Федерацией в 2014 и 2016 гг.

1 января 2016 г. вступило в силу Соглашение о зоне свободной торговли Украины и ЕС в рамках Соглашения об ассоциации между ЕС и Республикой Украина. С этой же даты указом Президента России от 16 декабря 2015 г. № 628 в отношении Украины приостановлено действие Договора о зоне свободной торговли. Двумя последующими указами от 1 января 2016 г. № 1 и от 1 июля 2016 г. № 319 российский Президент ввел запрет на транзитные автомобильные и железнодорожные перевозки из Украины в Казахстан и Киргизию товаров, облагающихся ненулевыми ввозными таможенными пошлинами, а также товаров, включенных в «санкционный» перечень сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия. Все остальные грузы, перевозимые из Украины через территорию России в Казахстан и Киргизию, перемещаются только через установленные пункты пропуска (ввоз осуществляется исключительно через Республику Беларусь), по строго определенному маршруту, с установлением пломб на основе технологии ГЛОНАСС. Кроме того, водители транспортных средств должны иметь при себе специальные учетные талоны, которые выдаются и подлежат возврату на постоянных и временных пунктах таможенного контроля.

Вторая же группа обжалуемых ограничений относится к более ранним мерам, принятым Россельхознадзором в ноябре 2014 г. (см. здесь и Указание Россельхознадзора от 21 ноября 2014 г. № ФС-АС-7/22903) в отношении определенной растительной продукции, ввозимой через территорию Беларуси. Так, с 24 ноября 2014 г. введены ограничения на транзит через территорию России перечня товаров, утвержденных Постановлением Правительства России от 7 августа 2014 г. № 778, из Республики Беларусь в третьи страны, в том числе в Республику Казахстан: перемещение такой продукции возможно только через пункты пропуска, расположенные на российском участке внешней границы Евразийского экономического союза.

По заявлению украинской стороны, обе группы мер противоречат обязательствам России в рамках ВТО, нарушая статьи V.2, V.3, V.4, V.5, X.1, X.2, X.3(a), XI.1 ГАТТ. Так, запрет транзита определенных товаров, а также требование о ввозе грузов исключительно через территорию Беларуси нарушают положения статьи V.2 ГАТТ, устанавливающей свободу транзита через территории договаривающихся сторон по наиболее удобным маршрутам и без какого-либо различия в зависимости от места происхождения, отправления, захода, выхода или назначения товаров. Принятые меры также приводят к излишним задержкам и ограничениям (ст. V.3 ГАТТ) и не являются разумными с точки зрения условий перевозки (ст. V.4 ГАТТ). В целом Украина отмечает, что, вопреки своим обязательствам, Россия не предоставила ей (как партнеру по ВТО) не менее благоприятный транзитный режим, чем предоставляемый для перевозок из/в третьи страны (ст. V.5 ГАТТ).

После формирования панели арбитров сторонам будут назначены сроки для представления письменных заявлений. По правилам процедуры ВТО, рассмотрение дела может занять от трех до девяти месяцев.

Запрос о проведении консультаций в связи с антидемпинговыми пошлинами в отношении холоднокатаного проката

27 января 2017 г. Россия подала в ВТО запрос (WT/DS521/1*) о проведении консультаций с ЕС в связи с антидемпинговыми пошлинами, введенными ЕС в августе 2016 г. в отношении российского холоднокатаного проката.

14 мая 2015 г., во исполнение Регламента* и в ответ на заявление Европейской ассоциации производителей стали (Eurofer), Еврокомиссия инициировала антидемпинговое расследование по вопросам ввоза в Евросоюз холоднокатаной продукции из России и Китая. По результатам расследования Еврокомиссией был принят ряд регламентов (см. здесь*, здесь* и здесь*), вводящих ограничения на холоднокатаный прокат из указанных стран. Санкции были введены 5 августа 2016 сроком на пять лет и затронули крупнейших представителей российского металлургического сектора. Так, антидемпинговые пошлины* для ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат» составили 18,7%, для ПАО «Северсталь» – 34%, для остальных компаний (в т.ч. ПАО «Новолипецкий металлургический комбинат») – 36,1%.

По заявлению* России, введенные меры нарушают правила ВТО, а именно статью IV ГАТТ и ряд норм Антидемпингового кодекса. 23 пункта заявленных Россией требований относятся к трем группам нарушений: необъективный расчет демпинга, некорректная оценка нанесенного ущерба и нарушение процедуры проведения расследования.

Так, во-первых, нарушены статьи 2.1 и 2.2 Антидемпингового кодекса, поскольку ЕС при установлении факта демпинга игнорировал соответствующую отчетность расследуемых компаний, составленную в соответствии с общепринятыми принципами бухгалтерского учета в стране происхождения и достоверно отображающую финансовую информацию. В результате искусственного завышения фактически понесенных административных, торговых и общих издержек российских производителей была необъективно рассчитана нормальная стоимость товара. Как следствие, в нарушение требований статей 2.3 и 2.4 Кодекса, сравнение экспортной цены и нормальной стоимости так же было произведено несправедливо, и экспортная цена была искажена.
Во-вторых, в ходе расследования был необъективно рассчитан ущерб, якобы понесенный европейскими производителями. В соответствии со статьей 3.1 Антидемпингового кодекса, установление наличия ущерба должно основываться на прямом доказательстве и объективном изучении объема демпингового импорта и его влияния на цены аналогичных товаров на внутреннем рынке, а также последующего влияния такого импорта на отечественных производителей. По мнению России, ЕС же такого объективного изучения не произвел, некорректно рассчитав эффект импорта на отечественную индустрию. Наконец ЕС не оценил все относящиеся к делу экономические факторы и показатели, влияющие на состояние отечественной индустрии, – в частности, долю на рынке, производительность, использование мощностей и т.д. (стaтья 3.4 Антидемпингового кодекса).

В третьих, нарушен ряд требований, предъявляемых к процедуре расследования. Так, некоторым российским производителям не была предоставлена возможность защищать свои интересы, представлять доказательства, знакомиться с необходимой информацией и т.д. (ст. 6 Антидемпингового кодекса). Наконец, Россия ссылается на незаконность расследования Еврокомиссии как такового в силу отсутствия достаточных доказательств, служащих основанием для возбуждения расследования в соответствии с требованиями статей 5.2, 5.3 и 5.8 Антидемпингового кодекса.

В соответствии с процедурой разрешения споров в ВТО, на первоначальной стадии сторонам надлежит провести серию консультаций с целью выработки взаимоприемлемого решения. Если в течение 30 дней с момента получения запроса о проведении консультации стороны не вступят в переговоры, либо же если им не удастся достичь консенсуса в течение 60 дней, Россия вправе обратиться с требованием об учреждении панели арбитров. В период проведения консультаций Россия оставляет за собой право выдвигать дополнительные требования по существу иска.

В соответствии с Антидемпинговым кодексом, законная антидемпинговая мера применяется в случае, если достоверно установлен факт демпинга, ущерб отечественной индустрии и прямая причинно-следственная связь между этими двумя факторами. В своем иске Россия делает акцент на процедурные нарушения. Однако, как показало дело по LCV, а также иная аналогичная практика ВТО (см. к примеру иски DS482*, DS473*, DS464*), для удовлетворения иска заявителю надлежит доказать несостоятельность расследования по всем трем вышеназванным элементам.

Так, России необходимо будет доказать ошибочность первоначальных выводов Еврокомиссии относительно самого существования демпинга, отсутствие реального ущерба, нанесенного европейской отрасли, а также решающее влияние на рынок иных факторов помимо российского холоднокатаного импорта. Представляется, что сделать это будет весьма затруднительно, поскольку Еврокомиссия в своих выводах приводит все доказательства обратного.

Примечательно, что 28 октября 2016 г. ПАО «НЛМК» и ПАО «Северсталь» уже обжаловали данные антидемпинговые меры в Суде ЕС. Соответствующие дела №№ T-752/16* и T-753/16* до сих пор находятся на рассмотрении Суда.

Подготовка к переговорам о присоединении России к СГЗ

В феврале 2017 года Минэкономразвития России сообщило о подготовленном им предложении Правительству РФ о вступлении в переговоры с ВТО о присоединении к СГЗ. Россия является наблюдателем* этого соглашения с 29 мая 2013 года.

СГЗ нацелено на открытость рынков государственных закупок для сторон этого соглашения в международном масштабе. Не все проекты государственных закупок охватываются СГЗ, например, стоимость проекта должна превышать определенное пороговое значение, а также установлены требования к виду организаций, товаров и услуг. СГЗ может быть принудительно исполнено через два механизма: механизм пересмотра на национальном уровне и механизм разрешения споров в ВТО на международном уровне.

Процесс присоединения начинается с переговоров между присоединяющимся членом и сторонами СГЗ о сфере применения СГЗ, предлагаемой таким членом. Затем проводится процесс проверки соответствия требованиям СГЗ законодательства такого члена о государственных закупках, например, с точки зрения прозрачности и справедливости соответствующей процедуры для поставщиков.

После согласования условий присоединения между сторонами СГЗ и присоединяющимся членом ВТО Комитет по государственным закупкам принимает решение о предложении такому члену присоединиться к СГЗ. В решении указываются согласованные условия и предусматривается срок подачи присоединяющимся членом Генеральному директору ВТО документа о присоединении (обычно от трех до шести месяцев).

Присоединение России к СГЗ явилось бы значительным событием, отменяющим тенденцию последнего времени, состоящую в недопущении иностранных производителей и поставщиков услуг к государственным закупкам в рамках проводимой в стране политики импортозамещения. Ранее мы сообщали о таких мерах (см. здесь или здесь*).

* На английском языке

Авторы

Гайк Сафарян
Партнер
Москва