Home / Публикации / Крым: защита интеллектуальной...

Крым: защита интеллектуальной собственности во время политической трансформации

09/2014

Ввиду текущей неоднозначной и политически нестабильной ситуации между Украиной и Россией, очевидно, что многие государственные чиновники, межправительственные организации, а также граждане обеих этих стран озабочены растущим числом гуманитарных аспектов, возникающих в связи с текущими событиями. Однако, являясь практикующими юристами в области интеллектуальной собственности и оценивая потенциальные практические последствия этих событий для нас самих, а также для правообладателей, мы провели небольшое исследование текущей правовой ситуации, связанной с интеллектуальной собственностью в Крыму, с тем, чтобы нынешние и потенциальные правообладатели, а также наши коллеги, практикующие юристы в области интеллектуальной собственности из разных стран, имели возможность понять и оценить соответствующие практические ожидаемые результаты.

Статья 6 Договора между Российской Федерацией и Республикой Крым от 18 марта 2014 года (“Договор”) устанавливает переходный период с даты заключения Договора до 1 января 2015 года для урегулирования вопросов, связанных с интеграцией Республики Крым и города федерального значения Севастополь в экономическую, финансовую, кредитную и правовую системы Российской Федерации.

Вместе с тем, статья 9 Договора предусматривает, что законодательные и иные нормативные правовые акты Российской Федерации (включая российское законодательство и иные нормативные правовые акты об интеллектуальной собственности) действуют на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополь с 18 марта 2014 года.

Таким образом, подразумевается, что вопросы интеллектуальной собственности, связанные с текущим статусом Крыма, должны быть большей частью урегулированы в течение переходного периода, т.е. до 1 января 2015 года, и, в частности, речь идет о правовом статусе правообладателей крымской интеллектуальной собственности и о принадлежащих им объектах интеллектуальной собственности, которые признавались и охранялись на территории Украины, включая Крым, до 18 марта 2014 года.

Что касается текущего статуса интеллектуальной собственности, ясно, что практически начиная с 18 марта 2014 года на территории Крыма признаются и охраняются российские патенты и товарные знаки, в то время как украинские патенты и товарные знаки там более не признаются и не охраняются. Полагаем, что эта правовая ситуация может рассматриваться как практический и правовой статус кво для иностранных правообладателей патентов и товарных знаков.

Среди практикующих юристов признается, что вопрос коллизии исключительных прав крымских правообладателей интеллектуальной собственности с исключительными правами не крымских правообладателей интеллектуальной собственности в России мог бы быть решен на основе примерно того же, что было использовано во время вхождения Восточной Германии в состав Западной Германии в 1990 году. Таким образом, можно ожидать, что действующие исключительные права крымских и не крымских российских правообладателей интеллектуальной собственности будут признаваться и охраняться на всей территории России, а в случае коллизии с российским исключительным правом, возникшим не в Крыму, исключительное право, возникшее в Крыму, будет охраняться только на территории Крыма и наоборот.

21 июля 2014 года был принят новый Федеральный закон о внесении дополнения в Федеральный закон о введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (регулирующей правовые вопросы интеллектуальной собственности ), предусматривающий, что интеллектуальная собственность крымских правообладателей, ранее зарегистрированная на Украине, может быть зарегистрирована в качестве российской интеллектуальной собственности до 1 января 2015 года по соответствующему заявлению, поданному в Роспатент в упрощенном порядке. Крымские патенты, промышленные образцы, товарные знаки или наименования мест происхождения товара, на регистрацию которых на Украине поданы заявки до 18 марта 2014 года, могут быть также зарегистрированы в России с сохранением дат приоритета украинских заявок. Роспатент при этом рассматривает указанные виды обращений и представляет на них свой ответ без проведения экспертизы и без взимания каких-либо пошлин.

Кроме того, предусмотрено, что “крымские” товарные знаки не могут быть признаны недействительными на основании их сходства до степени смешения с российскими товарными знаками, имеющими более ранний приоритет и зарегистрированными на имя других лиц.

Наконец, оговаривается, что крымские добросовестные пользователи изобретений и полезных моделей, запатентованных в России другими лицами, сохраняют такое право преждепользования после 18 марта 2014 года.

Подчеркивается, что суды при рассмотрении споров о товарных знаках, возникающих с вовлечением таких “крымских” прав, вправе обязать стороны спора использовать товарный(-е) знак(и) или наименования мест происхождения товара таким образом, чтобы исключить возможность введения потребителя в заблуждение относительно товара или его изготовителя.

Роспатент в настоящее время принимает в упрощенном порядке заявления о подтверждении крымских исключительных прав на интеллектуальную собственность, которые были первоначально зарегистрированы на Украине. Ожидается, что как в настоящее время, так и в будущем не будет осуществляться автоматическое продление срока действия крымских исключительных прав, первоначально признанных на Украине – в каждом случае будет требоваться официальное подтверждение от Роспатента.

Авторы

Bankovskiy Anton
Антон Банковский
Партнер
Москва